Дважды Герой Советского Союза Талгат Бегельдинов: И крепости отважными покоряются....

В жизни мне повезло в том, что как военному журналисту в свое время удалось встретиться с прославленными летчиками – асами, такими как трижды Герой Советского Союза, маршал авиации Иван Кожедуб, у которого в сражениях Великой Отечественной войны было сбито 62 вражеских самолета, а также дважды Героем Советского Союза, генерал-майором авиации Талгатом Бегельдиновым, на счету которого 305 боевых вылетов на наземные войска гитлеровцев и др. О таких отважных людях не случайно гласит народная поговорка: "И крепости отважными покоряются…"

Рожденный летать

Еще при жизни с Талгатом Якубековичем пришлось встретиться прямо в аэропорту города Алматы, он тогда готовился вылететь в Москву на встречу с однополчанами. Небольшого роста, кряжистый, скромный, рассудительный ветеран с сединой на висках он с теплотой вспоминал о боевом пути, о друзьях-товарищах. Он был удивительно выдержан, прежде чем сказать слово, как бы выверял его.

- В нас, фронтовиках, - говорил Бегельдинов, - крепко сидит все прошлое, связанное с молодостью, войной и послевоенным устройством страны, конечно же, с авиацией.

Как мне помнится, в те годы в бывшем Советском Союзе был лозунг: «Молодежь – на самолет!», мальчишки, девчонки грезили небом, рвались попасть в авиацию, разумеется, и у меня с детства было такое страстное желание. Мы помнили полет легендарного летчика Валерия Чкалова. Отважный чкаловский экипаж совершил перелет через Северный полюс в Америку. Теперь этого отважного пилота знал весь мир! Когда видел пилотов, одетых в кожаные куртки, с очками на лбу, невольно хотелось стать воздушным бойцом. Они казались необыкновенными людьми. Позже, обучаясь в аэроклубе, затем в военной авиационной школе пилотов, я хотел только летать. По молодости лет энергии хватало на многое, казалось , мог бы свернуть и горы. Времени было в обрез, каждую минуту берег, старался выполнять все наставления, а инструкторы без устали разъясняли тот или иной элемент полета, если требовалось - снова объясняли и вновь показывали. И нашей задачей постоянно оставалось одно – освоить боевую технику, тщательно подготовиться к боевым действиям.

И вот, когда стал вопрос, что буду летать, сердце мое застучало, забилось в волнении. Вскоре после короткой пробежки моя машина остановилась. Отстегнув привязные ремни, я от радости встал, на краю летного поля над головой заливались жаворонки, они дарили свою песнь весне. А мне подумалось, что несмотря на трудности в обучении, разного рода волнения, тревоги, если есть солнце, лиловый луг, эти жаворонки, жизнь не так уж плоха. Да иначе и быть не могло.

- До сих пор перед глазами первый мною сбитый фащистский истребитель «Мессершмитт Bf.109», - говорил мой собеседник. Мне, тогда в звании сержанта, не верилось, что я вступил в схватку с матерым, как говорится, волком, у которого за спиной 108 уничтоженных самолетов. Немец в звании майора где только не летал, «пиратствовал» в Бельгии и во Франции, летал на Балканах. Кстати, майор не мог поверить, что сбил его простой сержант, без особого опыта. Об этом стало известно из уст нашего командира авиадивизией, Героя Советского Союза полковника Николая Каманина. Для Каманина данный факт был тоже нестандартным, он подчеркнул: «Это первый в истории моей дивизии бой штурмовика с истребителем с таким отрадным исходом».

Сражений было немало, к каждому из них готовились тщательно. Мы с каждым разом убеждались в том, что если умело используешь боевую технику, то можно достичь результатов. Так, в сентябре 1943 года в воздушных боях за Днепр, доказал, что штурмовик может быть хорошим воздушным бойцом. Когда под прикрытием группы истребителей будущего дважды Героя Советского Союза Сергея Луганского были уничтожены 6 из 13 бомбардировщиков противника, мой штурмовик обрушился на наземную боевую технику врага. На шоссе сплошной вереницей двигались танки, автомашины, бензоцистерны с горючим, бронетранспортёры с пехотой. Аэрофотосъёмочные аппараты точно засняли данную операцию.

- Безусловно, рассказывал Талгат Якубекович, - бой есть бой, не бывает без потерь.

Он помнит и сражения за Харьков, когда был сбит фашистом.

- Возвращаясь с боевого задания, - вспоминал ветеран, - наши пилоты встретились с группой фашистских бомбардировщиков в сопровождении истребителей. «Мессершмиттов» было достаточно, их было девятнадцать. Мне на первых порах удалось удачно ускользнуть, выскочить вперёд. Но вскоре почувствовал неладное со своим самолётом. Как назло, тут же появились ещё два «мессершмитта». Считая, что бороться с ними на неисправной машине невозможно, стал маневрировать. Но истребители взяли меня в тиски и начали расстреливать машину. Вскоре задымил мотор. Вместе со своим стрелком Яковенко успели выпрыгнуть из падающей машины и оказались в тылу врага. Лишь через 15 дней, после мучительных испытаний и невзгод, сумел перейти линию фронта. Настроение было скверное, так как потерял своего стрелка Яковенко. Вернувшись в свой полк, продолжил боевые полёты.                    

         

«Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя…»

Как поётся в известной песне: «Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя, В одной эскадрилье служили друзья...». По мнению Бегельдинова, «кто в авиации не служил, тот лиха не хлебал». Справедливость этого утверждения, он, молодой лётчик, ощутил на себе, встретившись со своими первыми наставниками — командиром эскадрильи, Героем Советского Союза Степаном Пошивальниковым, его заместителем Михаилом Одинцовым — впоследствии дважды Героем Советского Союза. – Я до сих пор благодарен, — говорил фронтовик, что они многого требовали по службе от меня, в то же время учили, оберегали в бою. Действительно, являясь настоящими корифеями своего дела, они не жалели лётчиков, доводили их до требуемых «кондиций». До сих пор помню их слова: «Не тянешь — уходи, а слабаки в авиации не нужны. Понапрасну быть мишенью для врага не надо». Они меня водили в бой. У нас не было случая, чтобы не выполнили задание, которое нам давали. Мы умели в любых условиях бороться до последнего. Каждый боевой вылет был настоящим уроком.

Помнится такой случай. Однажды, возвращаясь с очередного задания, ещё не перелетев территорию врага, вдруг слышу крик в шлемофоне: «Командир, «Мессершмитт» на хвосте!». Смотрю, действительно «на хвосте» висит вражеский истребитель. Маневрирую, «мессер» не отстаёт и не стреляет. Чувствую, что за штурвалом - опытный ас. Меня задело за живое. Ну, думаю, держись, гад, сейчас прикончу. Не успел, как говорится, глазом моргнуть, опять слышу тот же голос боевого товарища: «Командир, истребитель улетел восвояси!». Доложив командованию о выполнении боевого задания, иду вдоль кромки аэродрома и вижу как тот знакомый «мессер» садится на нашу посадочную полосу. Разумеется, переволновался. Потом понял, что это был вовсе не «Мессершмитт», а истребитель американского производства, за штурвалом которого сидел гроза фашистов, легендарный Александр Покрышкин, выполнивший в годы войны 600 боевых вылетов, сбивший 59 самолётов противника, ставший впоследствии трижды Героем Советского Союза, маршалом авиации. Узнав о том, что я летел на самолёте под седьмым номером, решил он со мной познакомиться поближе. «Как, тяжело было? Ничего, молодец джигит, испытание выдержал, лётное искусство освоил отлично», — с этими словами Покрышкин обнял меня. Да, было приятно, что настоящий ас (в то время он был полковником, командиром дивизии) так оценил мой труд. С тех пор наша фронтовая дружба не прерывалась. В послевоенное время, будучи слушателем Военно-воздушной академии, не раз бывал в гостях у маршала авиации. Несмотря на своё величие и заслуги он всегда оставался скромным, добрым, отзывчивым, любил побалагурить. Своей супруге, шутя, говорил: «Этого парня я когда-то до смерти напугал».

При встрече со знакомым ветераном войны, летчиком-штурмовиком, полковником авиации Байзуллой Акижановым, попросил сказать о Талгате Якубековиче, он тогда тепло отозвался о нем:

– Я хорошо знал Талгата Бегельдинова, у нас - родственные профессии, учебу проходили    в Оренбургском летном училище, там было три учебных заведения. Я учился в первом, Талгат – в третьем. Там нам, к сожалению, не приходилось общаться, но я о нем узнал из газет: «Сокол», «Красная звезда», «Крылья Родины». А увиделись в 1947 году на аэродроме Чкаловском, когда наш полк готовился к воздушному параду в Москве. Близкое знакомство произошло в начале 60-х годов.

Мне, как и Бегельдинову, приходилось участвовать в штурме Берлина – столицы фашистской Германии. Мы оба летали на «Ил-2», как его тогда называли «летающим танком». Однажды, 26 апреля 1945-го, слышу по рации звонкий голос: «Звучит позывной. Задание выполнили. Возвращаюсь домой». Это был Талгат Бегельдинов.

В день празднования Великой Победы не раз с ним встречались, беседовали, а в день рождения 5 августа, по традиции звонил, всегда поздравлял. Он был уникальным человеком, добрым, внимательным ко всем.

Встречаясь не раз с легендарным героем, понял и то, что сердце Талгата Якубековича открыто всем людям, словно сердце отца сыну, дочери, независимо от того, какого они возраста, какой национальности,

- Мною пройденный путь учит о том, что из жизни надо брать всё возможное, на то и дана жизнь, говорил герой. - Нельзя сидеть сложа руки, ждать манны небесной, ведь у каждого человека есть навыки к чему-то. Неужели непонятно, что леность укорачивает жизнь. Моё хобби сегодня — пчеловодство, как известно, это здоровье, бодрость духа. Есть любовь к автомашинам. До недавнего времени возглавлял Союз автолюбителей».



Штрихи к портрету

Талгат Якубекович Бегельдинов родился 5 августа 1922 года на земле Сарыарқа, в ауле Майбалық, что в Акмолинской области. Аул находится под сопкой Ақбұлак, где бьёт из под камня прекрасная лечебная вода, как говорят казахи: именно то место, где брызнула его кровь из перевязанной пуповины.

Последующие детские и юношеские годы Талгата прошли в городе Пишпек (с 1926 — Фрунзе, ныне — Бишкек). С детства мечтал стать летчиком, уже в 16-летнем возрасте Талгат обучался в аэроклубе в городе Фрунзе. Через год он уже работал летчиком-инструктором в том же клубе. В 1940 году поступил в Балашовскую военную авиационную школу пилотов, учился летать на истребителях, прошёл почти полный курс обучения, но его переводят в Оренбург – осваивать свои навыки на бомбардировщиках. Освоил и их, но вместо фронта, вновь учёба, но на этот раз на «Ил-2».

Несмотря на рапорты Бегельдинова отправить на фронт, просьбы его оставались без действия. И только потом за настойчивость бойца командование направило в действующую армию.

Прибыв на Калининский фронт, молодой летчик
боевой путь начал как пилот штурмовика «Ил-2» в 800-м штурмовом авиационном полку 296-й авиадивизии. Свой первый боевой вылет сержант Бегельдинов совершил 17 февраля 1943 года. Для большинства лётчиков полка это был один из многих боевых вылетов. Но Бегельдинову он показался тогда особенно важным, ответственным. Всё в этом полёте для него было новым, необыкновенным: и извилистые очертания траншей на передовой позиции, и облачка взрывов зенитных снарядов, и окутанная серой дымкой израненная земля. На протяжении всего полёта Талгат внимательно следил за ведущим, в точности повторял его манёвры. Но вот самолёты пошли на бомбёжку. Спикировал на цель и Бегельдинов. Сброшенные Талгатом бомбы упали точно на бензохранилище. При втором заходе он поджёг склад боеприпасов. Когда самолёты вернулись на аэродром, командир полка майор Митрофанов похвалил молодого лётчика. И эта похвала ещё больше воодушевила Бегельдинова.

У отважного летчика были сражения на Курской дуге, участие его в Корсунь-Шевченковской операции. К июню 1944 года заместитель командира эскадрильи 144-го гвардейского штурмового авиационного полка гвардии старший лейтенант Бегельдинов совершил уже 155 боевых вылетов на разведку и штурмовку вражеских укреплений, аэродромов, железнодорожных узлов, скоплений войск противника.

За отвагу и боевое мастерство, проявленные при освобождении городов Знаменка, Кировоград, за лично сбитые в воздушных боях 4 вражеских самолёта и эффективное содействие наземным войскам при выходе на Государственную границу СССР гвардии старшему лейтенанту Бегельдинову Талгату Якубековичу 26 октября 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Командир эскадрильи Бегельдинов принял участие и в битве за Берлин. Пробившись к центру столицы Германии на малой высоте, его группа на Тельтов-канале уничтожила 8 барж с танками, два буксира пустила ко дну.

О капитуляции фашисткой Германии командир эскадрильи услышал по радио, находясь в кабине своего самолета.

Второй медали «Золотая Звезда» гвардии капитан Бегельдинов Талгат Якубекович удостоен 27 июня 1945 года за умелое руководство эскадрильей и боевые подвиги при штурмовке скопления войск и техники противника в боях за города КраковОппельн (ныне Ополе), КатовицеБреслау (ныне Вроцлав) и Берлин.

За годы войны Бегельдинов совершил 305 боевых вылетов на штурмовку наземных войск противника, проведя в них в общей сложности без малого 500 часов, уничтожил много боевой техники и живой силы, сбил 7 самолётов противника.

Талгат Бегельдинов начинал боевой путь рядовым пилотом, а закончил ее командиром эскадрильи гвардейского авиаполка. Поставил точку в войне отважный воин на Красной площади, по которой прошел как участник легендарного Парада Победы 24 июня 1945 года.

После войны в 1950 году окончил Военно-воздушную академию. Потом служил в штурмовом авиаполку в Украине, руководил штабом в Краснодарской высшей школе штурманов ВВС. По состоянию здоровья Талгат Якубекович Бегельдинов ушел в отставку, но несмотря на это его жизнь и в дальнейшем была связана с авиацией: он был заместителем председателя управления Гражданской авиации нашей республики. Получив еще одно высшее образование — на этот раз инженерно-строительное, вносит конкретный вклад в возведение промышленных и социально-культурных объектов Казахстана. В ряде крупных городов в этот период под его руководством созданы около двух десятков взлетно-посадочных сооружений.

Он трижды избирался депутатом высшего законодательного органа СССР — Верховного Совета. До ухода из жизни возглавлял Международный фонд, который помогал инвалидам войны. Он вырастил достойных детей. Дети подарили прославленному летчику внуков и правнуков.

За самоотверженный труд Бегельдинов удостоился в то время престижной Почётной грамоты Верховного Совета СССР. Его грудь кроме золотых медалей украшали также ордена Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, Александра Невского и Славы III степени. Отмечен государственными наградами Республики Казахстан — орденами «Отан», «Барыс». Есть и награды иностранных государств, в том числе Крест войска Польского.

Умер герой в ноябре 2014 года, на 93 году жизни. В память о знаменитом пилоте Талгате Бегельдинове установили бюсты в Кокшетау и других городах. В честь его открыта мемориальная Доска на фасаде дома, где он проживал в последние годы. Его имя носит Военный институт Сил воздушной обороны в Актобе. О нем сняты фильмы, а документы и фото навсегда остались в экспозиции главного музея Великой Отечественной войны в Москве.

 

Сапаргали ЖАГИПАРОВ


Көшірмеге қайта келу

Жүгіртпе / Лента