«Как мать я потерпела фиаско»: стороны защиты выступили на суде по делу Бишимбаева

2 и 3 мая 2024 года в Специализированном межрайонном суде по уголовным делам Астаны проходят судебные прения по делу Куандыка Бишимбаева.

Данияр Ищанов
03/05/2024 - 17:20

Фото: Кадр из трансляции Верховного суда

https://sarbaz.kz/cache/imagine/300x170/uploads/news/2024/05/03/6634d06bc6f15708707254.png
Фото: Кадр из трансляции Верховного суда

Сторона защиты приступила к прениям в суде, передает Sarbaz.kz.

Адвокат защиты Лейла Рамазанова подчеркнула, что решение о том, будет ли данный процесс справедливым, зависит от присяжных.

«Здесь в зале судебного заседания прозвучало, что Бишимбаев очернял потерпевшую Салтанат, но у Куандыка не осталось другого выхода. Либо он признается в одном из самых тяжелых преступлений, предусмотренных в Уголовном кодексе Казахстана, что означает для него положить голову на плаху, либо рассказывает правду и ничего кроме правды. В том числе о Салтанат. Я не буду останавливаться на многочисленных нарушениях прав Куандыка Бишимбаева, скажу лишь, что конституционным правом не свидетельствовать против себя может воспользоваться каждый», – отметила адвокат.

Защитник Бишимбаева считает, что в отношении подсудимого были допущены нарушения прав при назначении дополнительной экспертизы, проведенной по инициативе потерпевшей стороны. По ее словам, практически во всех ходатайствах стороне защиты было отказано. 

«По окончании скоропостижного следствия мы заявляли ходатайство о проведении 28 следственных действий в порядке статьи 297 уголовно-процессуального кодекса. В том числе и производстве отдельных видов экспертиз, но они так и не были проведены. Вам, присяжные заседатели, выпала тяжелая ноша, в отсутствие специальных познаний и необходимых экспертиз необходимо принять решение о виновности либо меньшей степени виновности Куандыка Бишимбаева», – сказала адвокат.

По ее мнению, имена Салтанат и Куандыка без его согласия, нарушая презумпцию невиновности, стали нарицательными в борьбе против домашнего насилия.

Адвокат Ерлан Газымжанов в ходе выступления получил несколько замечаний от судьи. В своем выступлении адвокат отметил, что его подзащитному предъявлено обвинение по двум статьям – истязание в отношении материально зависимого лица и убийство с особой жестокостью. После этого он добавил, что по обвинительному акту указаны всего три случая нанесения побоев, что, по мнению адвоката, не является систематическим истязанием.

«Если вы откроете статью Уголовного кодекса, там написано, что такое истязание. Истязание – это систематическое нанесение побоев. Но три случая в год совместной жизни, это что, систематическое нанесение побоев? Они гуляли, отдыхали, ездили куда хотели, ели что хотели, носили дорогие украшения и одежду. Три раза у них был конфликт, и это систематическое истязание, систематическое нанесение побоев? Давайте каждого мужа… влазить в любую семью и за три конфликта в год давать от 4 до 7 лет», – заявил Ерлан Газымжанов.

Но судья Айжан Кульбаева сделала замечание, что будет вынуждена отреагировать на подобные высказывания, нарушающие уголовно-процессуальное законодательство.

Газымжанов заявил, что у Бишимбаева не было мотива убивать Нукенову и в обвинительном акте не содержится ответа на этот вопрос.

«По мнению потерпевшей стороны, из-за СОПовцев Бишимбаев начинает создавать себе алиби. Чем они объясняют: путем организации встречи с Насырбековой, чтобы она в суде якобы показала, что во время встречи с ней Бишимбаев был адекватным. Потом путем вот этой переписки с Юлией Супер, которая была в 19.30, чтобы показать, что он даже не знал, что Нукенова умирает. Ну что это за алиби такое, когда ты себе обеспечиваешь срок 12 лет лишения свободы?» – сказал Газымжанов.

Однако эти высказывания вызвали новое возмущение у судьи, которая попросила адвоката вернуться на свое место.

«Защитник, первая часть судебных прений состоит из речей участников процесса по поводу доказанности, либо недоказанности предъявленного обвинения. Так, судом только что три раза было сделано вам замечание. Однако вы, несмотря на это, все равно повторяете свои доводы, которые недопустимы в присутствии присяжных заседателей. В судебных прениях стороны не должны допускать неэтичные, нетактичные высказывания, которые вы до этого уже допустили. Ваша фраза, которая до этого была сказана, она не соответствует никаким нормам ни морали, ни поведения», – сказала судья Айжан Кульбаева.

Следующей выступила мать Бишимбаева – Альмира Нурлыбекова. 

Мать подсудимого извинилась перед родственниками Салтанат Нукеновой и сказала, что обе семьи испытали огромное испытание от Всевышнего. По мнению матери, Куандык заслуживает наказание, соизмеримое совершенному преступлению.

«Адвокаты стороны потерпевшей дали негативную характеристику моему сыну. Я считаю, что это было давление на присяжных... Сегодня я прошу суд и присяжных только об одном – не переносить все грехи и беды общества на одного человека, моего сына. Да, он не прав, он совершил трагическую ошибку, но линчующая толпа не должна быть ему судьей. Как мать я потерпела фиаско, полное поражение в своём родительстве. Я до конца жизни буду анализировать свою ошибку. Мы его воспитывали в лучших традициях казахской семьи. В одном доме у нас жило пять поколений. Мои дети не видели насилия в семье. Куандык вырос в доброте и любви. Он у нас долгожданный сын, и мы старались внушить ему доброту, уважение, ответственность, чувство порядочности. Он всегда бережно и с любовью относился к своим родным», – сказала Альмира Нурлыбекова. 

По словам матери, Бишимбаев любил Нукенову и семья с любовью приняла ее.

«Он любил Салтанат и не имел намерения убить ее. Приступ ревности, отчаяния, алкоголь и нервное истощение привели его к этой трагедии. Я скорблю как женщина, как бабушка и мать. Простите меня, пощадите моего сына Куандыка, дайте ему хоть крошечную возможность исправиться. Прошу не для себя, а ради его четырех детей, проявить милосердие при вынесении приговора», – обратилась Альмира Нурлыбекова.

×

Редакция

$ 443.03  480.38  4.91