Сколько живет российский заключенный на фронте?

Заключенных кидают на самые сложные участки фронта, чтобы максимально сохранить силы элитных подразделений.

Ануар Маратов
17/04/2024 - 12:00

Фото: t.me/prigozhin_hat

https://sarbaz.kz/cache/imagine/300x170/uploads/news/2024/04/17/661f6b2e1896b701654149.png
Фото: t.me/prigozhin_hat

Русская служба BBC провела собственное расследование о том, сколько времени может выжить российский заключенный, воюющий в Украине, передает Sarbaz.kz

Краткая предыстория использования Россией заключенных в войне против Украины

Вербовка заключенных началась летом 2022 года, ей занимался лично глава ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин. В его структуре подразделение называлось «Проект К». По словам Пригожина, на фронт по этой схеме отправились 50 000 человек. С февраля 2023 года проект перешёл под контроль минобороны РФ и сменил название на «Шторм Z» и «Шторм V». Условия участия: помилование президента, шесть месяцев штурмовиком на передовой, затем возвращение домой, либо продолжение службы уже по контракту. На данный момент помилование заменено на условно-досрочное освобождение, а контракт стал бессрочным

Согласно статистике людских потерь России, которую ведет Русская служба BBC совместно с изданием «Медиазона» на основое открытых источников, на 5 апреля 2024-го года Россия потеряла убитыми более 50 046 человек. Из них 9122 человека являлись заключенными. 

Чтобы ответить на вопрос «Сколько может прожить российский заключенный на фронте?», журналисты BBC выделили из 9 тысяч погибших заключенных группу в 1040 человек с известной датой заключения контракта и датой гибели. 

540 человек из них были «вагнеровцами», а другие 500 воевали в подразделениях «Шторм» минобороны России.

Анализ данных показало, что потери вагнеровцев распределены более-менее равномерно. А заключенные, воевавшие в подразделениях минобороны, гибнут вскоре после приезда на фронт.

Половина всех установленных погибших заключенных из ЧВК «Вагнер» была убита через три месяца после подписания контракта. В отрядах «Шторм» ситуация иная — половина погибших осужденных, набранных министерством обороны, была убита в течение первых восьми недель на фронте.

Евгений Пригожин оценивал потери «Вагнера» в боях за Бахмут в 22 тысячи убитыми. По оценке НКО «Русь сидящая», вагнеровцы отправили из колоний на фронт почти 50 тысяч человек. Схожую цифру называл и сами Пригожин, и представители Пентагона. По оценкам правозащитников, к марту этого года министерство обороны России могло отправить на фронт уже более 60 тысяч осужденных. Процент выживших среди них точно неизвестен. Но сами бывшие заключенные считают, что погибает от 50 до 70% тех, кто отправляется на фронт из колонии с отрядами минобороны.

Данные указывают на то, что среди «вагнеровцев» не было погибших заключенных в первые 2 недели после подписания контракта. Это связано с тем, что в этот период все рекруты должны были проходить обучение в отдалении от передовой. Тем временем, есть свидетельства гибели заключенных вступивших в «Шторм Z» уже в первые две недели после подписания контракта. 

По свидетельствам людей, воевавших в «Шторме», завербованных минобороны осужденных обычно привозят на подготовку и распределение в самопровозглашенные ЛНР и ДНР , где передают в подчинение местным частям. На месте прибывшим из колоний нередко отказывались выдавать базовые вещи: саперные лопатки, необходимые для рытья окопов, аптечки и даже исправные автоматы.

Высокие потери среди заключенных связаны в первую очередь с тем, что они, как правило, состоят в штурмовых подразделениях и используются на самых сложных участках фронта. 

Отряды, сформированные из заключенных, используются для атак на позиции украинской армии. Чтобы отразить такие штурмы, ВСУ открывают огонь, тем самым раскрывая местоположение своих орудий и стрелков. Россияне затем наносят удар по выявленным позициям при помощи артиллерии или беспилотников. Такая тактика может быть эффективна, но ведет к высоким потерям среди штурмующих, считают эксперты. 

«Особенностью этой войны является огромное число артиллерийских обстрелов и ударов с беспилотников. Чтобы выживать в таких условиях, нужно постоянно поддерживать высокую маневренность отрядов и хорошее взаимодействие с соседними подразделениями. А плохо обученные военные — в первую очередь отряды заключенных — не могут этого делать», — объясняет эксперт Королевского института объединенных оборонных исследований (RUSI) Самуэль Кранни-Эванс.

По мнению эксперта, заключенных кидают на самые сложные участки фронта, чтобы максимально сохранить силы элитных подразделений, понесших большие потери на первом этапе вторжения в 2022 году.

Действия отрядов, составленных из заключенных, могут быть относительно эффективными, отмечают эксперты. Это также связано с тем, что с украинской стороны все чаще жалуются на недостаток снарядов. 

Россия существенно изменила тактику своих военных операций в Украине по сравнению с первыми месяцами войны. Стабилизация фронта и невозможность глубоких прорывов привела к тактике «мясных штурмов».

«Мясной штурм» – лобовой штурм пехотой укреплений противника, осуществляемый без учета потерь. 

«В конечном итоге это играет на руку российской армии. Они получают небольшие территориальные приобретения, пусть и ценой существенных людских потерь» — добавляет Эванс.

Каждое сообщение о захваченном украинском селе улучшает положение ответственных за операцию военачальников. Имея резерв живой силы в виде отрядов, набранных из осужденных, они вполне могут позволить себе добиваться продвижения на фронте такой ценой.

×

Редакция

$ 443.16  480.39  4.94