«Требования одинаковые к обоим полам»: казашка рассказала о службе в армии Дании

Девушка прошла службу в Ютландском драгунском полке.

Данияр Ищанов
17/01/2024 - 08:51
1985
Фото из личного архива Л. Аюби
Фото из личного архива Л. Аюби

Sarbaz.kz связался и поговорил с уроженкой Дании, студенткой факультета биотехнологии Копенгагенского университета Лейлой Аюби. Лейла – казашка, и она прослужила 4 месяца в драгунском полке датской армии, сообщает Sarbaz.kz.

В Дании срочная служба для мужчин – обязательна, для женщин – выборочна. При этом только 1% Вооруженных сил является призывниками, из которых 34% женщины.

По словам экспертов, армия Дании – одна из сильных в области специальных операций. В Дании одни из лучших в мире силы специального назначения. Так, например, датские подводные лодки использовались во время войны в Ираке для разведывательных миссий, поскольку они могли маневрировать на мелководье лучше, чем более крупные американские подводные лодки. 

Лейла Аюби родилась в Дании. Ее родители переехали туда по программе воссоединения семей. Лейла служила Ютландском драгунском полке – единственном в Дании, имеющем бронетанковый батальон. Это один из датских боевых полков, солдаты которого имеют право носить черный берет бронетанкового корпуса.

– Расскажите, почему Вы решили попробовать себя в роли солдата? Что повлияло на ваш выбор?

– Все началось с того, что лет в 8 я увидела фотографию своих двоюродных братьев в военной форме. Она мне так понравилась, что я все время думала о ней. При этом родители и многие из моих близких не поддержали мое решение. Особенно мои старшие тети и мама. Первыми словами мамы были «Ты же не мальчик!». И поскольку я первая женщина в семье, идущая в армию, то это было действительно неожиданно для них, особенно в моем возрасте.

– Как проходила служба?

– Служить в армии было тяжело. И было тяжело для всех. На тебя оказывают давление и тебе действительно приходится нелегко – ты постоянно чувствуешь себя усталым, твои мышцы всегда забиты, а в особенности во время марш-бросков. После них всегда оставались огромные мозоли. Во время учебы я только тренировалась, ела и спала. Но самым сложным испытанием был финальный марш-бросок по лесам и экзамены, после которых ты можешь называться драгуном. Я помню реакцию моей мамы на мое тело и на то, какой уставшей я выглядела. Однако, с другой стороны, было много веселых и интересных моментов.

Фото из личного архива Л. Аюби

– Например?

– Я помню был сержант, который обучал нас совершать прыжки. Мы прыгали с парашютом с небольшого самолета и после завершения курсов, мы могли прикрепить значок об их прохождении.

Еще один интересный момент – это курс подготовки к защите от химических и ядерных атак. Нас запускали в комнату, заполненную газом, зачастую перцовым, где выполняли различные упражнения. Главной идеей занятия было не запаниковать в процессе и понять, сможешь ли ты выполнить задание, имея ограниченное количество кислорода. Так, одним из заданий было поменять фильтры в противогазе. И у нас было определенное соревнование, кто дольше всех продержится в газовой камере. 

– Победили?

– Нет. У нас в группе был один парень, который остался дольше всех в комнате. Мастер-сержант уже выгонял нас, говоря, что уже не осталось газа, но он по-прежнему настаивал.

– А расскажите подробнее о финальном марш-броске.

– Во время финального марш-броска нас разделили по группам с сержантами по 8 человек и мы должны были пройти полосу препятствий. Более того, были физические тесты – челночный бег и турники. Причем требования одинаковые к обоим полам и, если ты хочешь идти выше по карьерной лестнице, то новые высоты имеют более сложные физические тесты. По этой причине больше мужчинам удается пройти эти требования.

Фото из личного архива Л. Аюби

– Чему вас еще обучали?

– Большой объем занимали курсы первой помощи. По моему, общий объем составил 48 часов. Там мы многому научились: как справляться с ожогами, ранениями, виды перевязок, как оказывать первую помощь при инфаркте или поражении газами. После курсов ты сдаешь тест и по его результатам тебе дают значок – бронзовый, серебристый или золотой, который ты можешь повесить на форму. 

Проходили тактику, как реагировать на атаку противника. Я помню, нас раз в две недели водили на стрельбища. Там нам давали как минимум 2-3 магазина и мы проводили стрельбы на различных дистанциях. Особенно запомнилось то, как мы шли на специфичное стрельбище с поднимающимися мишенями. Там мы провели три дня и проводили различные учения. Несмотря на дождливую погоду, было очень весело.

– Что мотивирует людей идти на военную службу в Дании?

–  Точно не финансовые вопросы. Я знаю, что ты получаешь хорошую зарплату, если тебя отправляют за пределы страны. Тех солдат, которые дислоцируются в стране, поддерживает правительство: не облагает налогами их зарплату, например. Но зарплаты у них не самые худшие, но и не самые высокие.

– Каким навыкам Вас обучали в армии?

–  Научились стрелять, основам физической культуры – тренировки, кардио. Более того, научились составлять рацион питания. То есть, в чем фокусироваться при составлении рациона, если ты на базе или марш-броске, считать калории. Научили нас многому.

Фото из личного архива Л. Аюби

– Хотелось бы обратно в армию?

– Не очень, если честно. Я когда была в армии, то хотела пойти на контрактную службу на 8 месяцев, но из-за большого спроса я оказалась дома и поступила в университет.  Потом я решила вступить в терроборону. Есть в Дании такая опция. В свободное время ты идешь на сборы, после работы, например. У меня самой в последнее время плотный график и практически нет возможности ее посещать, но планирую ходить туда чаще.

Там тебя обучают стрелять, учат тактике. При этом очень много приоритетов обучения для помощи гражданским. Например, ты можешь помогать полиции, как я. В каждом городе есть примерно пять баз терробороны.  

В статье

×

Редакция

$ 451.03  487.47  4.94