Легендарный путь 29-й стрелковой дивизии, сформированной в годы ВОВ в Казахстане

Легендарный путь 29-й стрелковой дивизии, сформированной в годы ВОВ в Казахстане

В фондах Карагандинского областного историко-краеведческого музея хранятся рукописи - воспоминания участников Великой Отечественной войны. Особенно интересно читать о легендарном пути 29-й стрелковой дивизии, которая была сформирована в Караганде и Акмолинске (ныне г. Нур-Султан)

Под Цимлянском

Официальным днем рождения 29-ой дивизии считается 15 декабря 1941 года. Формировал ее полковник Федор Жабрев. Дивизия состояла из 106, 128, 299-го стрелковых и 77-го артиллерийского полка. Кроме того, отдельными подразделениями в нее вошли: учебный стрелковый, саперный и медико-санитарный батальоны, истребительно-противотанковый и тяжелый минометный дивизионы, батальон связи, разведрота, рота химической защиты и авторота.

Личный состав подобрался отменный – средний возраст 25-30 лет. Дивизия вошла в состав резервной армии, дислоцировавшийся под Тулой. Эшелоны разгрузились на станции Волово Тульской области, только что освобожденной от оккупантов. Боевых операций армия не вела, поэтому личному составу дивизии снова пришлось взяться за учебу.

После отъезда из Акмолинска произошла замена комдива. Вместо Жабрева назначили полковника Анатолия Колобутина - человека сравнительно молодого, участвовавшего в боях, награжденного орденом Красного Знамени за оборону Москвы. Комиссаром остался старший батальонный комиссар Иосиф Шурша, начальником политотдела – батальонный комиссар Андрей Киселев, начальником штаба подполковник Дионисий Цалай, начальником артиллерии подполковник Николай Павлов.

Лето 1942 года было одним из тяжелых периодов Великой Отечественной войны. Танковым клином противник протаранил оборону Юго-Западного фронта, левое крыло которого, отброшенное на восток, влилось в состав Южного фронта, правое же крыло, отступая, дралось на участке Богучар-Серафимович. Танковые и моторизованные соединения врага выходили к излучине Дона в районе Боковской-Морозовского-Миллерово-Кантемировки. Наши войска с жестокими боями отступали, изматывая врага и нанося ему огромный урон. Фашисты сосредоточили здесь около 30 процентов всех войск, действовавших на советско-германском фронте. Верховное Главнокомандование принимает энергичные меры. К излучине Дона перебрасывается несколько армий, в том числе и 1-ая резервная, которая с 10 июня 1942 года стала именоваться 64-ой. 12 июля образуется Сталинградский фронт.

Полковник Колобутин получил приказ сосредоточить 29-ю дивизию в районе ст. Волово для переброски на Сталинградский фронт. Дивизия проехала Борисоглебск, Поворино, Сталинград, Чапурники, Тингута, Абганерово, Гнилоаксайскую...

Первый эшелон прибыл к месту разгрузки на станцию Жутово 16 июля. В этот же день поступило распоряжение штаба Сталинградского фронта. Командующий приказывал выдвинуть дивизию вместе с приданными ей 137-й танковой бригадой и 1-м Орджоникидзевским Краснознаменным пехотным училищем на восточный берег Дона, занять оборонительный рубеж по линии станции Суворовская-Потемкинская-Верхне-Курмоярская, чтобы не дать головным отрядам противника форсировать реку. Эшелоны 29-й дивизии разгружались ночью и сразу же выдвигались в поход. От Жутово до Дона было около 60 км. Днем жара стояла адская. Дороги были разбиты гусеницами танков, колесами орудий, копытами лошадей, ногами тысяч солдат. Привалы были редки. Полки спешили к Дону.

К вечеру 23 июля дивизия заняла рубеж по левому берегу Дона на стыке 6-й и 51-й армий. Первое Орджоникидзевское пехотное училище окопалось на участке Ильмень-Суворовский-Молоканов. 128-й полк, 1-й батальон 106-го полка и 2-й дивизион 77-го артполка - на участке Молоканов-Потемкинская. 229-й полк с 1-м дивизионом 77-го артполка - на участке Потемкинская-Верхне-Курмоярская. Два батальона 106-го полка, оставленные в резерве, готовили позицию на тот случай, если противнику удастся осуществить переправу.

расчет миномета 29 дивизия.png

Протяженность занятого рубежа превышала все установленные нормы, например, участок обороны 128-го полка растянулся на 20 км. Но другого выхода не было. Между тем, 4-я немецкая танковая армия генерал-полковника Гота выходила к Дону у Цимлянской, а части 6-й армии генерал-полковника Паулюса – на участок станции Нижне-Чирская-Потемкинская.

Чтобы остановить дальнейшее наступление противника, командующий Сталинградским фронтом маршал Советского Союза С. К. Тимошенко приказал выслать вперед специальные передовые отряды. Передовому отряду 29-й дивизии следовало отправиться к станице Цимлянская, где, по слухам, немцы готовили переправу через Дон. В состав отряда вошли 1-й стрелковый батальон 128-го полка, рота автоматчиков, батальон танков Т-34 137-й танковой бригады, 76-мм батарея 77-го артполка, взвод 45-мм пушек, взвод ПТР, взвод 78-го отдельного саперного батальона. Командиром назначили майора Суховарова, комиссаром – инструктора политотдела дивизии старшего политрука Нагорского.

Ночью бойцы погрузились на танки и автомашины. После 120-го километрового марша через Генераловский-Верхне-Курмоярскую-Комарово-Баклановскую достигли хутора Хорсеево, где 20 июля соединились с 138-й дивизией. В ночь на 21 июля немцы форсировали Дон на участке хутор Потайниковский-станица Цимлянская. Выполняя приказ командира 138-й дивизии, отряд Суховарова приступил к ликвидации прорыва. «Юнкерсы» и «Мессершмитты» атаковали советские отряды, но несмотря на это, наши овладев западной окраиной хутора Красный Яр, окопались. Наступать дальше не хватало сил. Связь с командными пунктами поддерживалась благодаря мотоциклисту 124-го отдельного батальона связи ефрейтору Алексею Ярцеву (парень был из Балхаша). Под бомбежкой и обстрелами он носился на мотоцикле, доставляя срочные приказы и донесения командиров.

В течение дня 22-го июля хутор несколько раз переходил из рук в руки. На рассвете 23 июля наш отряд совместно со стрелковым полком 138-й дивизии после семичасового боя снова овладел Красным Яром. Нельзя было не удивляться самообладанию и мужеству ст. лейтенанта Букреева. Комбат поднимал людей в атаку. Получив первое ранение, Букреев продолжал руководить батальоном. Вторая рана оказалось смертельной.

Враг бросил сюда свежие силы. В районе Цимлянской на левый берег Дона переправились 48-й танковый корпус 4-й танковой армии, пехотные немецкие части и две пехотные румынские дивизии. Создалась угроза полного уничтожения не только подвижного отряда 29-й дивизии, но и тех частей, с которыми он взаимодействовал. Поэтому Сухоруков получил приказ возвращаться в расположение 29-й дивизии. В течение пяти дней с 21 по 25 июля отряд потерял 50 человек убитыми, 127 ранеными, 122 пропавшими без вести, 5 танков, 5 станковых пулеметов, взвод 45-мм пушек. За это время он истребил 1000 гитлеровцев, взорвал склад боеприпасов, уничтожил 4 противотанковых орудия, 9 станковых пулеметов, 2 минометных батареи, 2 дзота, тягач, захватили радиоустановку, потопил несколько лодок и понтонов с живой силой и техникой противника.

За доблесть и героизм, проявленные в боях, Военный Совет 64-й армии от имени Президиума Верховного Совета СССР 2 августа наградил медалью «За отвагу» сержанта Владимира Абрамова, красноармейца Игоря Бирюкова, ефрейтора Андрея Гужева, Алексея Ярцева, медалью «За боевые заслуги» ст. сержанта Павла Кубрина. Это были первые воины дивизии, удостоенные правительственных наград.

Аксайские бои

В то время, когда передовой отряд бился под Цимлянском, основные силы 29-й дивизии стояли в обороне. С 25 июля немецкая пехота, поддержанная танками и авиацией, начала теснить 154-ю морскую стрелковую бригаду, оборонявшуюся за Доном по речке Солоной. Для прикрытия отхода морских пехотинцев на правый берег Дона переправился подвижный отряд 3-й стрелковый батальон 106-го полка и взвод 45-мм пушек.

В течение 27 июля 3-й батальон 106-го полка, прикрывая фланг 154-й морской стрелковой бригады, вел бой, а с наступлением темноты, выполнив задачу, возвратился на левый берег Дона.

28 июля по фронту гремела канонада. Возвратившиеся из поиска разведчики привели двух румын и одного немца. Пленные показали, что перед 29-й дивизией находятся 71-я немецкая и 1-я румынская пехотные дивизии, которые готовятся к форсированию Дона. 1 августа в районе станции Потемкинская 299-й полк отбил несколько атак противника. Между тем, немецко-румынская пехота и танки 48-го корпуса, переправившиеся у Цимлянской, обходили левый фланг 64-й армии. Враг занял станцию Котельниково, перерезав дорогу Сальск-Сталинград.

28 июля в командование 64-й армией вступил генерал-майор Михаил Шумилов. По его инициативе для достижения наибольшей маневренности в обороне левого фланга армии была создана отдельная оперативная группа войск в составе 29-й стрелковой дивизии и 154-й морской стрелковой бригады под руководством генерал-лейтенанта Василия Чуйкова. Наиболее боеспособную и полнокровную 29-ю дивизию выдвинули на самый опасный участок – оконечность левого фланга. Она ближе всех стояла к месту прорыва и должна была, развернувшись фронтом на юг по реке Аксай, контратаками задержать немецкое наступление. Перед маршем полки сосредоточились в Генераловском, Потемкинской и Нижнеяблочном, оставив для прикрытия по одной стрелковой роте.

Отход начался рано утром 4 августа. Заметив движение на дорогах, противник «бросил» сверху авиацию. Так, на ходу ведя бой с воздушными силами, дивизия отступала к Аксаю. Лишь к утру 6 августа все части подтянулись к северному берегу Аксая. 128-й полк капитана А. А. Татуркина, с ходу выбив из хутора Антонов противника, занял оборону по берегу реки на участке хуторов Антонов-Шестаков-Моисеев, а 106-й полк майора Г. О. Чхиквадзе на участке хуторов Моисеев-Клыков-Чиков. 299-й полк полковника А. М. Перемонова был оставлен в резерве комдива и размещен во втором эшелоне вблизи хутора Верхне-Кумской.

По сообщению разведки, противник занял ст. Жутово, где еще совсем недавно разгружалась дивизия. Как ни старались немцы переправиться через Аксай, им это не удавалось. В этих ожесточенных боях снова отличился 3-й батальон 106-го полка. Солдаты ст. лейтенанта Туненко в течение одного дня отбили девять атак. Благодарность комдива заслужил и 78-й отдельный саперный батальон. С 10-го по 12 августа его второй и третий взводы вели бои в составе 128-го полка вблизи хуторов Шестаков и Антонов. Третий взвод мл. лейтенанта Ракитянского под огнем противника заминировал берег Аксая. Аксайские бои становились все кровопролитными. Небольшая, заросшая камышом и лопухами речушка играла теперь важную оперативную роль. На Аксае перемалывались силы врага, ему наносились невосполнимые физические и моральные потери.

Обстановка на фронте быстро менялась. В. И. Чуйков, выполняя приказ фронта, распорядился в ночь на 12 августа отвести 29-ю дивизию на запасные позиции к калмыцкому поселку Зеты. Для прикрытия отхода был оставлен арьергард – 2-й стрелковый батальон 299-го полка.

Как только 128-й и 106-й полки снялись с места, румынская пехота стала форсировать реку Аксай. Командир батальона ст. лейтенант Пархоменко навязал ей бой, длившийся несколько часов. Батальон «зажали» в клещи. Драться приходилось в крайне сложной обстановке. Но он выполнил задачу. Было уничтожено до 300 солдат противника, захвачено много стрелкового оружия. Старший лейтенант Александр Пархоменко первым в дивизии получил орден Александра Невского.

Утром 17 августа командарм Шумилов прислал шифрованное распоряжение: дивизии быть готовой для действия по направлению Тебектенерово – станция Абганерово. Это диктовалось неблагоприятными условиями. 29-я дивизия, взаимодействуя с 13-й танковой бригадой, должна была в 5 часов утра 18 августа перейти в контрнаступление, уничтожить или хотя бы отбросить назад прорвавшуюся вражескую группировку.

Ровно в 5 часов утра 18 августа заговорили наши орудия и минометы. Затем пехота и танки начали атаку. Противник не выдержал. К полудню 128-й полк овладел высотой 158,0, а 106-й полк подошел к совхозу имени Юркина. Видя беспорядочный отход своих частей, немецкое командование ввело в бой новые танковые и авиационные подразделения, шестиствольные минометы, а затем начало сильные контратаки.

Степь горела. И все же гитлеровцы не смогли возвратить утраченные позиции. Утром 19 августа наступление возобновилось. 20 августа 106-й стрелковый полк овладел совхозом имени Юркина. 20 августа на участке дивизии было зафиксировано 500 пролетов вражеских самолетов. В течение дня 128-й полк под командованием капитана Александра Татуркина, оборонявший высоту 158,0, впервые отбил две «психические» атаки. К чести бойцов и командиров 128-го полка, ни одна вражеская атака не увенчалась успехом. В этом была немалая заслуга комиссара полка батальонного комиссара Петра Мулилкина. Он все время находился среди бойцов и воодушевлял их.

Без воды особенно страдали раненые и, чтобы облегчить их мучения, и, может быть, и спасти жизнь, приходилось собирать фляги на поле боя. Трудным был этот день и следующий и для 229-го полка, оборонявшегося около балки Вершинская. И здесь «психические» атаки не имели успеха. При отражении одной из них погиб комиссар полка ст. политрук Кутузов.

Лишь в совхозе «Юркина» гитлеровцам удалось оттеснить 106-й полк. 128-й полк прочно удерживал высоту 158,0, а 299-й полк - участок в районе Вершинской.

Дорога к Волге

Отражение вражеских атак под Абганерово обогатило наших солдат опытом борьбы с немецкими танками. Только с 18 по 28 августа дивизия подбила 19 немецких танков. Блестяще зарекомендовали себя у Абганерово наши реактивные минометы - знаменитые «Катюши». Пленные говорили о гвардейских минометах с суеверным страхом, называя их «черной смертью».

По замыслу Гитлера, 4-я танковая армия Германа Гота должна была прорваться к Сталинграду. И все же она не выполнила директивы фюрера – дорогу ей преградили части 64-ой армии. Душераздирающим воем немецких пикировщиков, лязгом танковых гусениц, грохотом и свистом раскаленного металла, кровью и стонами, пылью и дымом было отмечено страшное незабываемое лето 1942 года.

Ценой невероятных усилий и жертв в неравных боях наши войска сдерживали натиск противника. Однако кое-где вражеский клин медленно и упорно двигался вперед. К вечеру 23 августа в полосе 62-й армии фашистские танки и мотопехота прорвались на северо-западную окраину Сталинграда, достигли Волги. Город подвергся варварской массированной бомбардировке. Начинался решающий этап борьбы за город. А 64-я армия в это время удерживала старые позиции где-то между Красным Доном и Тингутой, в 50-80 км от Сталинграда.

29-я дивизия дралась на участке станция Абганерово – разъезд 74 км. Именно в эту горькую пору героически превозмогала она невероятные испытания, выпавшие на долю ее бойцов и командиров. Солончаковая земля в степи была твердой как камень. За ночь с трудом удавалось отрыть окоп для стрельбы с колена. Траншей не было совсем. Целыми днями, скорчившись в неглубоких тесных окопчиках, бойцы лежали под палящими лучами солнца. Воду, как и еду, привозили только ночью: местность простреливалась. С 22 по 29 августа люди ни разу не умывались, лица их почернели от сажи и грязи. Ночью рыли окопы, минировали опасные места обороны, хоронили убитых, отправляли в тыл раненых, подтаскивали к позициям ящики с боеприпасами.

рубеж.jpg

Под Абганерово увеличилось число героев. В списке – имя командира взвода связи 106-го полка лейтенанта Василия Дащенко, первым в дивизии получившего орден Великой Отечественной войны І степени. Отличились также пулеметчик этого же полка рядовой Петр Чибисов, связист 77-го артполка Григорий Азаров и др. Всех героев не назовешь... многие остались неизвестными. Подвиг тогда воспринимался как нечто само собой разумеющееся. Каждый бой приносил много жертв. С 16 по 28 августа дивизия потеряла 2569 человек. Погиб начальник штаба артиллерии майор Сергей Крунин. Враг нес еще большие потери. Он был вынужден вводить в бой новые резервы.

Фашистское командование 27 и 28 августа произвело под Абганерово скрытую перегруппировку войск. Для прорыва нашей обороны оно сосредоточило 2-ю и 20-ю румынские пехотные дивизии 6-го румынского корпуса, 29-ю моторизованную, 14-ю и 24-ю танковые немецкие дивизии 48-го танкового корпуса. Острие главного удара нацеливалось на участок Капкинский-с/з им. Юркина, обороняемый ослабленными в предыдущих боях 126-й и 29-й стрелковыми дивизиями.

Утро 29 августа началось сильнейшей канонадой. Небо потемнело от самолетов. Несмотря на такой натиск, 29-я дивизия удерживала свой рубеж. Но фронт 126-й дивизии был прорван. Вслед за танками сюда хлынули мотопехота, ставя в тяжелое положение 2-ю и 138-ю стрелковые дивизии и угрожая тылам 64-й и 62-й армий.

В 8 часов утра вражеские танки с десантом автоматчиков приблизились к командному пункту 29-й дивизии. Бой продолжался несколько часов. Одному танку удалось даже взобраться на блиндаж комдива. Танк был подбит. Исход боя решили стойкость и мужество обороняющихся. Действия 78-го отдельного саперного батальона и 104-й отдельной мотострелковой разведроты помогли предотвратить уничтожение командного пункта, спасти знамя дивизии и штабные документы.

Вечером Колобутину удалось установить с полками связь и передать распоряжение командарма Шумилова – с наступлением темноты начинать отход за речку Червленую на участок Старый Рогочик-Ивановка.

В сумерках полки бесшумно снялись с места. Надо было затемно уйти как можно дальше. Шли соблюдая строжайшую светомаскировку. Утром в 5 километрах от деревни Зеты дорогу преградили немецкие танки. Затем налетела авиация. Было ясно, что немцы ставили своей целью полное уничтожение 29-й дивизии.

В степи не было укрытий. Надо было отходить и вести бой. Чтобы уменьшить потери, комдив приказал полкам рассредоточиться и, не прекращая боя, отходить группами. В 6 часов утра на флангах дивизии из Тингуты и Верхне-Царицинского снова появились неприятельские танки и мотопехота. Воющие «мессершмитты» и «юнкерсы» атаковали не только войсковые скопления, но и даже одиночных бойцов.

Люди рассыпались по степи. Бой шел повсюду. Танки давили гусеницами бойцов, а немецкие автоматчики добивали раненых, расстреливали пленных.

Высочайший героизм в эти трагические часы проявил командир 2-й батареи 77-го артполка мл. лейтенант Николай Савченко. Он держал своих артиллеристов в состоянии боевой ярости. Как только показывались танки, прислуга сбрасывала орудия с передков и била по фашистам. Отбив очередную атаку, номерные также быстро вскидывали орудия на передки и двигались дальше, чтобы через 15-20 минут снова остановиться. Наводчик 1-го орудия Иван Дмитриев сбил снарядом «юнкерс». За это его наградили орденом Отечественной войны ІІ степени. В течение дня артиллеристы Николая Савченко подбили и сожгли 12 танков, легковую машину, истребили не менее 300 немецких солдат и офицеров. Сами они почти не имели потерь.

Атакуемая со всех сторон 29-я дивизия не сдавалась. Медленно и тяжело она пробивала себе дорогу к Волге. 50 км между Зетами и Сталинградом были пройдены за двое суток. Пробиваясь к Волге, подразделения, одиночные бойцы и командиры 31 августа и 1 сентября сосредотачивались на окраинах Сталинграда - в Бекетовке, поселках Минина, Купоросном, Ельшанске. Командный пункт и политотдел дивизии обосновались в Бекетовке в доме №45 на Октябрьской улице.

К вечеру удалось собрать воедино разрозненные подразделения и мелкие группы. Из 8 тысяч вышло из окружения 1500 человек. Среди погибших и без вести пропавших были: командир 128-го полка капитан Татуркин и комиссар полка - батальонный комиссар Мулилкин, командир 106-го полка майор Чхиквадзе и комиссар полка - батальонный комиссар Горшков, командир 77-го артполка майор Северский, комиссар штаба дивизии - батальонный комиссар Бахолдин, инструктор политотдела дивизии старший политрук Гурьянов и другие.

За мужество и руководство боем в сложнейших условиях комдив полковник Анатолий Колобутин и командир 2-ой батареи мл. лейтенант Савченко были награждены орденами Красного Знамени. Командир 78-го отдельного саперного батальона ст. лейтенант Виктор Быстров – орденом Красной Звезды. Правительственные награды получили многие другие воины.

1 сентября командование армии назначило 29-ю дивизию на участок обороны около деревни Елхи, прикрывавший путь в Бекетовку. Фактически в обороне находилось два полка – 106-й и 299-й. 128-й стрелковый полк существовал чисто символическим: знамя подразделения вынесли, а сам он погиб.

Казалось, пережитое должно повлиять на боеспособность личного состава. Но в подразделениях царила какая-то злобная решимость, даже бодрость. Люди не признали себя побежденными. Навсегда останется в памяти ночь, когда дивизия занимала последний рубеж обороны под Елхами. Перед сильно поредевшим строем зачитали приказ:

- Ни шагу назад!

В тревожной молчаливости и суровости сентябрьской ночи как бы воплотилось мужество народа, не павшего духом в годину испытаний.

В энциклопедии «Караганда. Карагандинская область» даются краткие сведения о боевом пути 72-ой гвардейской стрелковой Красноградской Краснознаменной (бывшей 29-я стрелковой) дивизии: «Дивизия 1 марта 1943 года преобразована в гвардейскую. Ее полки стали называться 224, 229 гв. стрелковый и 155 (77-й) гв. артиллерийский. Во время Курской битвы оборонялась на реке Северный Донец южнее Белгорода, освобождала юго-восточные пригороды Харькова. За освобождение г. Краснограда ей присвоено почетное наименование Красноградской (19.09.1943). С ходу на подручных средствах форсировала Днепр у с. Бородаевка. За освобождение Кировограда в январе 1944 года награждена орденом Красного Знамени. Участвовала в форсировании реки Южный Буг, в освобождении северных районов Молдавии, а также Румынии, Венгрии и Австрии. Войну закончила южнее Праги».

Меруерт ОРЫСПАЕВА,

Главный хранитель Карагандинского областного историко-краеведческого музея, ҚР Мәдениет саласының үздігі


Көшірмеге қайта келу

Жүгіртпе / Лента

Почему нельзя использовать сдвоенные рожки для автомата

Почему нельзя использовать сдвоенные рожки для автомата

Семь граней Великой степи

Семь граней Великой степи