«Военный дискурс» как тенденция развития военной журналистики


Так как «образ войны всегда конституируется дискурсивно»,  ее можно изучать посредством анализа. Под Военным дискурсом понимается явление, исследуемое в режиме текущего времени, то есть по мере его появления и развития, и при его анализе необходимо учитывать все социальные, культурологические и прагматические факторы. Журналисты, в свою очередь, изучают освещение военных действий как в традиционных, так и в современных ее формах. В девятом «Военном дискурсе», проводимом на базе учебного полигона «Спасск» РгК «Астана», трехдневная программа семинара проходила очень насыщенно

Журналист: летописец или миротворец?

Каждый день с самого начала семинара участники были погружены в атмосферу армейской жизни. В ходе семинара были отработаны действия журналистов при угрозе нападения противника, при прохождении минного поля, а также проведены занятия по огневой подготовке. Морально-психологическая подготовка, полученная в ходе занятий, поможет представителям СМИ в дальнейшем адекватно реагировать и эффективно работать в экстремальных условиях. Занятия с казахстанскими журналистами проводили профессиональные инструкторы, военнослужащие спецназа Министерства обороны Республики Казахстан. Кроме того, для проведения мастер-класса по военной журналистике был приглашен начальник группы Департамента информации и массовых коммуникации Министерства обороны Российской Федерации полковник Алексей Золотухин, который в ходе дискурса поделился опытом, приобретенным при проведении боевых операций Воздушно-космическими силами России в Сирийской Арабской Республике. Также программа дискурса включала в себя лекцию, направленную на повышение религиоведческой грамотности журналистов, в ходе которой в форме открытой дискуссии была поднята тема религиозного экстремизма, рассмотрены способы избежания и недопущения искажения норм ислама.

- В первую очередь, когда мы составляем программу дискурса, мы опираемся на психологическую подготовку, а затем уже на физическую. Мы стараемся применять внешние раздражающие факторы для того, чтобы воздействовать на журналиста, тем самым в ходе нашего практического семинара помочь участнику раскрыть свои фобии и даже побороть их. Физические испытания позволяют узнать максимум его работоспособности. Совмещение физиологического и психологического факторов впоследствии может дать потрясающий результат, - рассказывает главный инструктор дискурса подполковник Рустам Эюбов.

Так и произошло. Работники пера и микрофона в течение всего дискурса испытывали страх, боль, адреналин. Лекции о выживании журналиста в экстремальной ситуации сменялись семинарами и, хотя практические занятия имитировали условия нахождения в «горячей точке», иногда становилось не до шуток.

Какой журналист не пишет или не снимает репортажей с «горячих точек»? Мертвый. Главное правило, красной линией прошедшее через весь Военный дискурс, осталось незыблемым: журналистам геройствовать не стоит. По данным статистики, за первые шесть месяцев 2018 года в 22 странах погибли 66 журналистов. Эти данные приведены в опубликованном докладе неправительственной организации Press Emblem Campaign, призвавшей мировое сообщество принять действенные меры для обеспечения безопасности работников СМИ в зонах конфликтов.

Число погибших в этом году почти на треть больше, чем за тот же период 2017 года, когда была зафиксирована гибель 50 человек. Больше половины от общего числа смертей произошли в зонах вооруженных конфликтов (Афганистан, Мексика, Сирия, Йемен). Несмотря на Международное гуманитарное право, которое регулирует аспекты защиты и Женевскую конвенцию, в настоящее время журналист, въезжающий в «горячую точку» не может быть уверен в сохранности свой жизни.

- К сожалению, журналист все чаще становится мишенью радикалов, даже если он находится под защитой военных и права. Представитель СМИ, выражающий свои интересы и политику своего издания, является катализатором к розжигу еще больших боевых действий и привлечению внимания общественности к теме военного конфликта, - отмечает Руслан Бек.

Есть и такие журналисты, которые думают, что могут заработать медаль себе на грудь, благодаря тому, что «втихаря», никого не предупредив, проскочат в зону конфликта и сделают гениальный репортаж. К сожалению, так не бывает. Такие действия со стороны журналиста также могут стать точкой невозврата. Если журналиста отправляют в военную командировку в «горячую точку», то он обязательно будет закреплен за военными, которые в ходе поездки будут обеспечивать его защиту. В силу некой любознательности и в погоне за эксклюзивом журналист может подвергнуть опасности не только свою жизнь, но и жизни других людей. Поэтому важными моментами являются базовая подготовка и правильно составленный план, который будет включать и цели журналиста, и интересы военных.         

Второе правило: редакция должна всегда знать, где находится журналист. Важно сообщать о своем передвижении. Также, перед тем как выезжать на задание, журналист должен уделить внимание социальным сетям, а именно найти людей, которые проживают в зоне военного конфликта, наладить контакты с Министерством обороны и посольством, а также изучить обычаи и традиции той страны, в которую он собирается отправиться. От степени подготовки к поездке зависит ее успешное завершение.

Журналистов часто подозревают в шпионской деятельности (причем, иногда небезосновательно). Поэтому не нужно давать лишний повод для таких подозрений, перерисовывая военные карты, проявляя чрезмерный интерес к военной технике, к численности и дислокации войск. Также рекомендуется не собирать патроны и гильзы в качестве сувениров. Если журналиста обыщут и найдут их, то ему придется доказывать, что он не занимался доставкой боеприпасов. Производить видео- или фотосъемку возможно, лишь получив согласие человека, которого журналист собирается снимать. То же касается и диктофонной записи. По возможности лучше не пользоваться во время общения ни диктофоном, ни блокнотом (так люди охотнее будут разговаривать), а уже после беседы записать все услышанное в блокнот.

Порой тележурналисты, видя, что ничего захватывающего и экстраординарного вокруг не происходит, просят военных пострелять «на камеру», чтобы снять интересный сюжет. Подобные просьбы зачастую подвергают людей серьезной опасности и способны спровоцировать активные боевые действия. Так, во время карабахского конфликта начала 90-х журналистка в период затишья приехала на передовую и попросила офицера пострелять. Тот вышел, сделал выстрел, и его тут же убил вражеский снайпер.

Из вышеописанного следует, что главная работа журналиста на военном поприще - это информирование. С помощью своего материала он сможет привлечь внимание общественности к проблеме военного конфликта, используя полученную информацию, как инструмент правды в борьбе с радикалами. Это куда более правильно, нежели брать в руки оружие. Кстати, по Международному гуманитарному праву, журналист, взявший в руки оружие, автоматически принимает определенную сторону конфликта и в случае пленения едва ли сможет рассчитывать на освобождение. Следовательно, ни при каких обстоятельствах журналист не должен этого делать. Это правило, как мантра многократно повторялась на Военном дискурсе инструкторами, которые так же добавляли, что редакция потеряет профессионала, а войска приобретут плохого бойца.

 

Порхай как бабочка, но не жаль как пчела

В ходе Военного дискурса журналистов брали в плен два раза. Из дискурса в дискурс захват журналистов в первый день приезда стал традицией, словно боевое крещение: журналистов захватывают в плен и демонстрируют на физическом и психологическом уровнях один из сценариев. Все в стандартном стиле захвата: захватчики с оружием в руках, крики, приказы, неразбериха. Каждая секунда была наполнена хаосом и автоматной очередью, нещадно разрывающей уши. Позже инструкторы расскажут журналистам о правилах поведения в плену, а в тот момент работников СМИ хватали за одежду и быстро перемещали, не давая времени сориентироваться, под конец громко объявив об их скором расстреле. Это пример того, как в отношении журналистов было применено психологическое давление, последствия которого могут быть непредсказуемыми. Инструкторы Военного дискурса вывели определенный свод правил поведения в таких обстоятельствах.

Правило первое. Сохранение рассудка. При захвате проговаривайте в уме таблицу Пифагора. Больше всего пленного угнетают мысли о своем будущем, поэтому через силу, через «не могу» принуждайте себя думать.

Правило второе. Говорите правду. В ходе дискурса журналистам не раз задавали вопросы о должности, названии СМИ, цели прибытия, многие сохраняли молчание, но правильным решением будет вести себя спокойно и вежливо, прямо отвечать лишь на вопросы о возрасте и звании. На остальные – «не знаю», «не имел доступа», «при моем чине мне это не сообщали».

Правило третье. Враги окружают вас. При очередном захвате и в ходе освобождения силами специальных операций журналистов уложили «елочкой» на земле и долго не поднимали, внимательно рассматривая. Это сделано для того, чтобы вычислить радикала, который в ходе освободительной операции мог влиться в группу освобожденных от плена. Еще одним примером может послужить ситуация, которая может произойти при допросе, если вас возьмут в плен. Предположим, вас три или четыре дня водят по ночам на допросы, не кормят, применяют физическое насилие. А потом вдруг все меняется. Вас допрашивает другой радикал. Сочувствует. Предлагает поесть. Говорит тихо и мирно, сожалеет, что вы оказались в рядах пленников. Приказывает оказать врачебную помощь. Измучившись на допросах, вы волей-неволей потянетесь к нему, впоследствии неосознанно ответив на несколько вопросов, разболтав важную информацию, которую не следовало говорить. Из этого следует, что журналистам, которые попадут в плен, нужно быть бдительными и наблюдать за изменениями, происходящими в плену.

К сожалению, все гуманитарные нормы становятся помехой, когда речь идет о целесообразности воюющих сторон. Для таких экстренных ситуаций как взятие в плен, с 1985 года в Международном комитете Красного Креста (МККК) разработана система по вызволению журналиста. МККК действует на основании международного права: получает подтверждение ареста журналистов, добивается доступа к ним, информирует о местонахождении пропавшего его родственников и работодателей. В случае ранения журналистов МККК решает вопросы об их экстренной эвакуации.

 

Информационная война как вид современного оружия в «горячей точке»

Ни для кого не секрет, что умелая подача необходимой информации помогает создать определенные настроения и вызвать реакцию. Зачастую информационная война ведется за пределами государства в «горячих точках». Журналиста используют в качестве противоборствующей силы для достижения нужной, «правильной» информации, соответствующей политике государства. Важно помнить, что журналист не должен разделять конфликтующие стороны на «хороших» и «плохих», чтобы не упрощать ситуацию, не попасть в ловушку собственных чувств и не стать объектом манипулирования со стороны властей. Игнорирование этого правила может привести к нарушению достоверности и целостности картины происходящего. Журналисту, открыто занявшему позицию одной из сторон, при внезапном изменении событий придется менять свое мнение перед многомиллионной аудиторией. Это подорвет доверие к СМИ, от имени которого он выступает.

Важным аспектом в освещении событий в «горячей точке» является объективность и достоверность фактов. «Не бывает журналистики стопроцентно объективной и беспристрастной, как не бывает журналистики независимой без изъянов. Другое дело, что объективность, беспристрастность и независимость – это те идеалы, к которым нужно и можно стремиться».

К примеру, один из телеканалов продемонстрировал пленку с записью, на которой террорист целится в захваченного в плен солдата. Держит его на мушке, курок взведен, но неожиданно стреляет в другого пленного. Показывая впервые материал, сотрудники телеканала не отредактировали пленку, и в эфир прошел почти весь сюжет. При повторном же показе пленка была отредактирована: сцены убийства вырезали. Побуждения журналистов понятны: они получили уникальный видеоматериал, и трудно удержаться от желания показать его целиком. Однако демонстрация сцен насилия не вписывается в концепцию вещания. Эксклюзив может называться эксклюзивом, когда не нарушает этические нормы журналистики.

Главная задача военных журналистов - не стать политической указкой в освещении нужных сторон конфликта. Следовательно, нужно предоставлять правдивый эфир, соблюдающий этические нормы восприятия материал.

Подводя итоги, следует отметить, что проблема гибели журналистов в «горячих точках» обостряется с каждым годом. По всей видимости, об облегчении участи военного корреспондента можно будет говорить только тогда, когда напряженная обстановка в мире начнет разряжаться, а количество военных конфликтов уменьшится. А пока каждый день журналиста в «горячей» точке, как последний.

 

СОЦКАЯ ОКСАНА


Көшірмеге қайта келу

Құрметті оқырмандар!

Электронды пошта арқылы Қазақстан және әлем әскерлерінде болып жатқан оқиғалар, жаңа қару-жарақтар мен әскери техникалар жөніндегі ақпараттарды, әскери қызметшілердің ар-намыс, әскери борыш жайындағы керемет әңгімелерін оқу үшін біздің жаңалықтар жіберіліміне тіркеліңіз. Онда «Сарбаз» газеті мен «Айбын» журналындағы материалдар жарияланады. Сіз әр аптаның басында бірінші болып, әскери жаңалықтарды біле аласыз!

Жүгіртпе / Лента

Почему нельзя использовать сдвоенные рожки для автомата

Почему нельзя использовать сдвоенные рожки для автомата

Семь граней Великой степи

Семь граней Великой степи