Об ужасах афганской войны: истории участников событий

Каждый прошедший через войну в Афганистане хранит в своей памяти какие-то отдельные эпизоды, запавшие в душу и сердце навсегда. Будь то первые впечатления, интересные встречи, ощущения от чего-то непривычного, незнакомые пейзажи, знакомства с новыми людьми и, конечно же, минуты или часы боя

фото1.jpeg

Калиева Бахит Рахимжановна: «Вернуться на половине пройденного пути было стыдно» 

- До призыва я работала медсестрой операционного отделения.  Мне было 30. Помню, как пришли с военкомата и спросили про Афганистан, я была из тех, кто написал заявление. А дальше… все события развивались стремительно. Меня быстро оформили. Через закрытые аэродромы я добралась до Ташкента, где через секретный пароль на грузовом самолете отправилась в Кабул. Сразу же по приезду состоялся разнаряд, я попала в город на севере Афганистана, центр провинции Баглан- Пули- Хумри. Будучи являясь медсестрой, имевшей опыт в хирургии, 2,5 года врачебной деятельности Афганистана провела в хирургическом отделении. Многое конечно повидала, было тяжело. Через месяц я приняла военную присягу.  Нас было 4 врачей, для которых это стало не просто работой, а образом жизнью, спасали и днем, и ночью. Город Пули - Хумри находится на пересечении главных транспортных магистралей. Здесь был расположен выход к тоннелю Саланг – самому короткому пути на Кабул и чаще всего он оказывался под обстрелами. В такие периоды, мы ставили палатки и оказывали помощь уже там. В первые месяцы я плакала, удерживало то, что в тогдашние времена чувство долга и патриотизм не были пустым звуком, эти принципы помогали мне вставать по утрам и идти «в бой». Все врачи, находившиеся в тяжелые годы войны, объединились в одну большую семью, мы до сих пор поддерживаем связь. На сегодня я около 15 лет работаю диетсестрой лечебного питания. Совсем недавно получила юбилейную медаль, приуроченную к выводу советских войск из Афганистана в акимате Байконурского 

района Астаны. 



 

  

фото 2.jpeg

Садвакасов Бекет Далабаевич: «Маленькие дети продавали сигареты и жвачки»

 - Я уехал в Афганистан сразу после окончания 1 курса Целиноградского сельскохозяйственного института. Мне было 18. Нес службу в Кабуле с 1986 по 1988 г.г.  Служил я в 181 полку, ракетно - зенитный дивизион, охраняли аэродром Кабула, сопровождали охранные колонны, использовали зенитную самоходную установку ЗСУ-23-4 «Шилка». Как помню, все были братьями, исполняли интернациональный долг. Больше всего запомнилось, как маленькие дети в этой суматохи бегали и продавали штучные сигареты и жвачки - для нас это было дико. Еще запомнился вывод войск из Афганистана, как обстрелы происходили все чаще. После возвращения на Родину жизнь потекла своим чередом. На сегодня являюсь главным специалистом в специализированном межрайонном суде по делам несовершеннолетних города Астаны. 


фото32.jpeg

Садыкова Гульжанар Асановна: «Больно вспоминать об этом даже сейчас» 

- Я родом из Костаная, города Рудный. Мне было 23, когда я уехала в Афганистан. До этого я энное количество времени работала в пульмонологии постовой медсестрой. Помню тот день, когда ко мне домой пришли с военкомата и сказали, что нужно отправить медсестру в Афганистан и меня порекомендовали. Понимаете, в то время, когда патриотизм жил в нас, в молодежи - это было делом чести, и я согласилась. Буквально за месяц, пройдя все проверки, среди которых не раз проскальзывал вопрос: «Почему я согласилась и, что думают мои родители» я стояла на афганской земле. Конечно, родителям и речи ни шло говорить об Афганистане, поэтому я сказала им о том, что еду в Польшу, в нее тоже отправляли. Контракт заключили на 2 года. В будущем при выводе советских войск нескольких человек, в том числе и меня, вызвав штаб и попросили остаться подольше. Так что общая служба длилась 2,5 года. Я выполняла обязанности старшей медсестры операционно - перевязочного отделения. Эх, как сейчас вспомню. Большой поток раненых. Неокрепшие мальчики, едва державшие в руках оружие. Дети, случайно подорвавшиеся на минах. Буквально за год я полностью поседела. Тем не менее, понимаете, мы не имели право показывать свои слезы, боль. Мы с врачами были одной семьей. Жили организованно, но у нас не было так называемого графика. К этому было сложно привыкнуть. Вот, кажется, что день завершен, можно выдохнуть, но тут же подвозят раненых без конечностей, с колотыми ранами, в критическом состоянии. Молодые бойцы тащили на себе с поле боя товарищей без половины черепа, надеясь, что они выживут…Не было никаких психологов, которые бы оказали помощь, поэтому мы, женщины врачи, были для молодых ребят и мамами, и сестрами. Раненые часто просили за них писать письма домой, что скоро вернутся, но это были тяжбы войны, реалии оказались суровы. Как сейчас помню эту историю. 1987. Его звали Женей. Ему уже невозможно было наложить швы, ежедневной периодичностью ему меняли бинты. А он все спрашивал: «Когда мне наложат швы?». Рассказывал о том, что поехал в Афганистан показать какой он смелый, отдать долг, вернуться героем, его ждут друзья и верная подруга… Он умер через полмесяца, но навсегда остался в моей памяти.   На нас, на врачей сами местные афганцы смотрели, как на бога. В их глазах прочитывалась мольба о выздоровлении, но не всегда мы были всесильны. На сегодняшний день я работаю в Городской больнице № 2 в отделении пульмонологии, мой медицинский стаж составляет около 40 лет. 

Оксана СОЦКАЯ 


Возврат к списку

Уважаемые читатели!

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы получать по электронной почте самую свежую информацию о событиях, происходящих в армии Казахстана и мира, новинках вооружения и военной техники и невероятных историях чести и долга военнослужащих. В рассылку входят материалы газеты «Сарбаз» и журнала «Айбын». Вы сможете в начале каждой недели одними из первых узнавать последние военные новости.
Комментарии

Новостная лента

В ВВС Казахстана прибыли модернизированные самолеты Су-25

В ВВС Казахстана прибыли модернизированные самолеты Су-25

Семь граней Великой степи

Семь граней Великой степи