«Гибридная война» через призму военной науки

«Гибридная война» через призму военной науки

Сколько существует мир, столько и продолжаются войны. С каждым столетием происходит эволюция войн. Войны приобретают все новый характер: меняются масштабы действия войск; применяется высокоточное оружие, оружие дальнего действия, спутники; применяются высокие технологии; войны приобретают информационной характер; развивается международный терроризм и т.д.

   Развитие средств вооруженной борьбы оказывает большое влияние на содержание вооруженной борьбы и на характер военных конфликтов. Вооруженная борьба с использованием новейших традиционных и нетрадиционных средств ее ведения уже сейчас приобретает абсолютно новые черты. В соответствии с изменением политических целей меняются способы ведения военных конфликтов и стратегические цели (задачи) в вооруженной борьбе.
Следует ожидать, что в любом современном военном конфликте найдут применение самые разнообразные и совершенные виды воздействий на противоборствующую сторону, включая новые виды вооружений и военной техники.
Таким образом, сочетание традиционных и новых нетрадиционных форм ведения боевых и других воздействий на противника будет являться их «помесью» (согласно энциклопедическому словарю, слово гибрид (лат. Hybrid) означает совмещающий в себе признаки различных предметов, явлений и т.п.), то есть так называемой «Гибридной войной».
Прежде чем говорить о «Гибридной войне», имеет смысл определиться, что будем понимать под этим термином, ставшим популярным в последнее время. Надо сказать, что точного определения «Гибридной войны» на сегодняшний день не существует. У этого термина множество дефиниций, ему посвящено немало книг. Имеются множество вариантов определений понятия «Гибридной войны» предложенные различными экспертами, военными аналитиками и др. Остановимся на некоторых из них.
В материалах Википедии (свободная энциклопедия) например, говорится, что Гибридная война (англ. Hybrid warfare) это вид враждебных действий, при котором нападающая сторона не прибегает к классическому военному вторжению, а подавляет своего оппонента, используя сочетание скрытых операций, диверсий, кибервойны, а также оказывая поддержку повстанцам, действующим на территорий противника.
Некоторые американские военные под «Гибридной войной» подразумевают необъявленные, тайные военные действия, в ходе которых воюющая сторона атакует государственные структуры или регулярную армию противника с помощью местных мятежников и сепаратистов, поддерживаемых оружием и финансами из-за рубежа и некоторыми внутренними структурами (олигархами, организованной преступностью, националистическими и псевдорелигиозными организациями). Гибридная война представляет собой использование комбинации обычных, нерегулярных и асимметричных средств в сочетании с постоянными манипуляциями политическим и идеологическим конфликтом.
Дэвид Килкаллен, автор книги «Случайная герилья» (англ. «The Accidental Guerilla»), считает, что «Гибридная война» – это лучшее определение современных конфликтов, но подчеркивает, что она включает в себя комбинацию партизанской и гражданской войн, а также мятежа и терроризма.

preview.jpg

      

По мнению британских и австралийских аналитиков «Гибридная война» - это гораздо больше, чем просто конфликт между государствами или другими вооруженными группами. Это использование различных, гибридных форм конфликта. Это особенно верно, поскольку война может вестись как государствами, так и рядом негосударственных сил. В ходе гибридной войны могут вестись и обычные боевые действия, партизанская тактика и подразделения, террористические акты, криминальное насилие и принуждение. Вся эта разнообразная деятельность может осуществляться различными силами, или даже одним подразделением, но с одной целью, для получения наибольшего, синергетического и психологического эффекта.

«Гибридную войну» можно определить и как совокупность заранее подготовленных и оперативно реализуемых государством действий военного, дипломатического, информационного характера, направленных на достижение стратегических целей. При этом важно отметить, что для «Гибридной войны» нет необходимости разрабатывать новые системы оружия и военной техники, достаточно уже имеющихся в наличии. «Гибридная война» включает в себя реализацию комплекса гибридных угроз различного типа: традиционные, нестандартные, масштабный терроризм, а также подрывные действия, в ходе которых используются различные, нередко инновационные технологии для противостояния превосходящей военной силе. Это могут быть, например, массированные кибератаки, действия в энергетической сфере и др.

Главная особенность «Гибридной войны» заключается в том, что это агрессивная война, которую ведет государство – агрессор, использует все доступные ему ресурсы: технические, финансовые и человеческие. В «Гибридной войне» государство – агрессор широко применяет специальные знания, технологии, а также завербованную агентуру на территории противника. Агрессором в «Гибридной войне» является именно государство, но при этом оно использует тактику и методы терроризма. Именно это отличает «Гибридную войну» от партизанской, гражданской войны или терроризма. В «гибридной войне» можно все: подкуп, шантаж, ложь, практика заложничество, террор, провокаций.

Также по существующим мнениям, опубликованных в средствах массовой информации есть несколько определений, что такое «Гибридная война», это:

1)  проведение широкого спектра прямых боевых действий и тайных операций, осуществляемых по единому плану вооруженными силами, партизанскими (невоенными) формированиями и включающих также действия различных гражданских компонентов;

2) военная стратегия, объединяющая обычную войну, малую войну и кибервойну;

3) враждебные действия, которые предпринимаются в рамках гибкой стратегии, имеющей долгосрочные цели. Базируются эти стратегии на комплексном применении дипломатических, информационных, военных и экономических средств для дестабилизации противника;

4) необъявленные, тайные военные действия, в ходе которых воюющая сторона атакует государственные структуры или регулярную армию противника с помощью местных мятежников и сепаратистов, поддерживаемых оружием и финансами из-за рубежа и некоторыми внутренними структурами (олигархами, организованной преступностью, националистическими и псевдорелигиозными организациями) и др.

В то же время, военно-политический аналитик А. Илларионов раскрыл следующие элементы «Гибридной войны»:

- первая фаза – невоенная: используются моральные, психологические, экономические и дипломатические меры;

- вторая фаза – спецоперации для введения в заблуждение политических и военных лидеров. Это делается путем утечки информации о приказах, директивах и инструкциях;

- третья фаза – запугивание и подкуп военного и политического руководства, чтобы те не выполняли свои функции;

- четвертая фаза – создание условий для дестабилизаций общества, путем пропаганды, цель которой – вызвать недовольство в обществе, социально-экономическую напряженность (демонстрации против власти, акции неповиновения, пикетирование и др.);

- пятая фаза – создание запретной зоны для полетов, использование наемников;

- шестая фаза – широкие разведывательные действия для внезапной военной операции;

- седьмая фаза – целевые информационные операции широкого спектра, постоянные провокационные действия в отношении ВВС и ПВО. При этом используется точное оружие: артиллерия, микроволновое, радиоактивное, несмертельное биологическое и другое оружие;

- восьмая фаза – захват оставшихся зон сопротивления и уничтожение остатков вражеских сил при помощи специальных войск.

Таким образом, «Гибридная война» по взглядам военных аналитиков это:

- размытые, неясные формы войны в сочетании с растущей частотой, разнообразием и интенсивностью конфликта;

- ведение войны как государством, так и негосударственными силами;

- ведение обычных боевых действий, с применением партизанской тактики, террористических актов, криминального насилия и принуждения, все это разнообразная деятельность может осуществляться различными силами, или даже одним подразделением,  но с одной целью, для получения наибольшего, синергетического и психологического эффекта.

На рисунке 1 зарубежными аналитиками представлено место «Гибридной войны» между классической (конвенциональной) и нетрадиционной (иррегулярной) войной.




Гибридная война (по иностранным источникам)

 В статье А. Маначинского отмечается, что гибридная война - это понятие не новое. США уже в течение многих десятилетий ведут такие войны по всему миру. Гибридная война очень удобна, прежде всего, потому, что общественному мнению мира ее можно преподнести не как войну, а как благородную борьбу за демократию, против очередной деспотий [8].

Военный аналитик Мюллер, считает что «Гибридная война» стоит из трех этапов: подготовительного, активного и заключительного.

Этап первый – подготовительный.

На подготовительном этапе (может длиться несколько лет) руководство страны-агрессора, активно используя спецслужбы, формирует идеологические, политические и военные предпосылки предстоящей агрессии. К таким мероприятиям можно отнести:

- укрепление системы государственной власти в стране, включительно усиление контроля всех сфер ее жизнедеятельности;

- идеологическую обработку своего населения для объединения вокруг идей национализма, великодержавного шовинизма, защиты так называемых «национальных ценностей и интересов», борьбы с «внешним врагом» и в условиях «осажденной крепости» и тому подобное, а также максимальное ослабление оппозиции во всех ее проявлениях;

- захват информационного пространства страны-противника и использование его в своих интересах для формирования у населения необходимого общественного настроения;

- подрыв государственной власти страны-объекта агрессии, в т. ч.: подкуп влиятельных правительственных чиновников, политических деятелей и руководства силовых структур; продвижение агентов влияния на должности в государственных органах власти; разжигание противостояния между различными политическими силами и установление контроля над ними (в первую очередь, из числа идеологически близких и коррумпированных партий и движений);

- внесение раскола среди населения страны-противника путем стимулирования внутренних противоречий политического, межнационального и межрелигиозного характера (в частности, в рамках создания и поддержки различных партий, движений и организаций определенного, в т. ч. экстремистского толка);

- всестороннее ослабление страны-объекта агрессии, подрыв доверия населения к власти, а также распространение в обществе протестных и сепаратистских настроений методом провоцирования социально-экономических и других проблем (в т. ч. путем применения элементов торгово-экономических и энергетических войн);

- дискредитацию внешней и внутренней политики страны-противника, навязывание ее руководству и населению определенных идей и цивилизационных ценностей путем проведения активной информационной кампании с применением специальных методов «зомбирования» общества с широким привлечением как государственных, так и неправительственных организаций.


1.jpg


Этап второй – активный.

На активном этапе (как правило, длящемся до года) проводится скрытая агрессия против определенной страны с целью непосредственной реализации поставленных целей. Для этого предусматриваются следующие шаги:

- создание в стране-объекте агрессии незаконных вооруженных формирований из числа представителей местных антиправительственных сил, с привлечением к ним сотрудников спецслужб, наемников и боевиков;

- провоцирование в стране внутреннего конфликта на политической, социально-экономической, конфессиональной и межнациональной основе, а также стимулирование процессов по его перерастанию в массовые выступления населения, акции общественного неповиновения, беспорядки и столкновения демонстрантов с правоохранительными органами;

- позиционирование (назначение) лидеров акций протеста из числа представителей оппозиционных политических сил общегосударственного или местного уровней, а также создание ими альтернативных «органов власти»;

- захват участниками акций протеста (в т. ч. при помощи незаконных вооруженных формирований и спецслужб страны-агрессора) правительственных зданий и важных объектов транспортной и промышленной инфраструктуры, а также блокирование деятельности силовых структур (в том числе с использованием мирных жителей в виде «живых щитов»);

- введение на территорию страны-объекта агрессии регулярных вооруженных сил агрессора под видом местных вооруженных формирований («отрядов самообороны», «ополченцев» и тому подобное) с целью помочь оппозиции и сепаратистам захватить власть в государстве или в ее отдельных регионах. При этом возможно скрытое участие регулярных вооруженных сил страны-агрессора в боевых действиях на стороне противников легитимного правительства страны-объекта агрессии;

- проведение масштабных информационных кампаний по поддержке антигосударственных сил в стране-объекте агрессии, а также дискредитации действий ее руководства по обеспечению конституционного строя в государстве.

Этап третий – заключительный.

На заключительном этапе (время действия не ограничено) агрессор, закрепляя свои позиции в стране-объекте агрессии, проводит следующую работу:

- всесторонне поддерживает новую (бывшую оппозиционную) власть в стране-объекте агрессии или сепаратистский режим в ее отдельных регионах (включительно с созданием органов власти и силовых структур сепаратистов);

- оказывает содействие в проведении «референдумов» по определению направленности внешнего и внутреннего курса страны-объекта агрессии, статуса ее регионов, и тому подобное, а также в проведении «выборов» центральных и местных (в т. ч. сепаратистских) органов власти;

- содействует легализации самопровозглашенных государственных образований в стране-объекте агрессии, затягивании процесса урегулирования ситуации на ее территории под видом посредничества в мирных переговорах. При этом страна-агрессор ни в коем случае не признает свою роль как стороны конфликта;

- создает условия для обеспечения своего военного присутствия в стране-объекте агрессии на долговременной/постоянной основе (в виде «миротворческих сил» или вооруженных сепаратистских формирований), а также для реализации других, в т. ч. экономических интересов.

В Военной доктрине Республики Казахстан 2017 года гибридные войны выражены определением «гибридные» методы борьбы, и они характеризуются как способы достижения военно-политических и военно-стратегических целей комплексным применением военной силы (в том числе сил специальных операций, частных военных, охранных компаний на территории противостоящей стороны), невоенных средств, а также использованием потенциала других государств, террористических, экстремистских организаций и сепаратистских движений для дестабилизации обстановки на территории противоборствующего государства.

В тоже время, анализируя гибридные войны, проходящие в некоторых странах ближнего и дальнего зарубежья, необходимо отметить, что в данных боевых действиях, помимо регулярных формирований используется отряды негосударственных исполнителей: идеологически мотивированные боевики, криминальные структуры, частные карательные формирования, частные военные компании, международные наемники, иностранные «специалисты» связь с которыми формально отрицается.

В современное время, в мире ясно вычерчиваются различные элементы гибридной войны, которые проводятся сверхдержавами. Это различные финансовые санкции; запрет въезда для иностранцев в некоторые государства и страны; нефтяные эмбарго; искусственное снижение цен на нефть, на валюту (в частности на доллар); а также последняя мера – запрет на участия российских спортсменов на зимних олимпийских играх 2018 года. То есть, становится очевидным, что существуют множество вариантов воздействия государством-агрессором на ту или иную страну, в целях дестабилизации обстановки внутри государства.

Подводя итоги, хотелось бы предложить вариант определения гибридной войны, выработанный авторским коллективом при выполнении отчета о НИР в 2016 году.

«Гибридная война» при ее объединяющей роли и всеохватывающем месте - это поэтапное, целенаправленное, заранее спланированное действие одного и/или ряда государств (коалиции) против другого государства с целью дестабилизации политического строя и экономики, свержения существующего режима власти с выдвижением лояльных лидеров и продвижение через них своих интересов, которое может осуществляться посредством традиционных, иррегулярных, криминальных, санкционных (экономических), информационных, кибервойн и других действий.

Содержанием «Гибридной войны» могут быть:

- политический шантаж;

- организация подрывной работы на территории государства;

- международные экономические ограничения (санкции);

- демонстрация недовольных сторон;

- диверсии на особо охраняемых и стратегических объектах страны;

- информационная война и пропаганда;

- цветные революций;

- дезориентация государства относительно реальной обстановки и принуждение противника к рассредоточению усилий;

- согласованные точечные воздействия по ключевым элементам системы национальной безопасности государства на всей его территорий.

Вместе с тем, с точки зрения долгосрочного прогнозирования развития международной обстановки, можно предположить, что архитектуру международной безопасности будут сотрясать военные конфликты в различных регионах мира и основной формой их проведения будут служить именно гибридные действия (войны). При этом роль классических (традиционных) форм ведения боевых действий не будет снижаться.

 

С.А. БАЙСЫИКОВ, начальник управления ВНИЦ,

А.А. МЕРЕКЕЕВ, доцент КОТП КШФ,

Национальный университет обороны имени

Первого Президента Республики Казахстан – Елбасы



Возврат к списку

Уважаемые читатели!

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы получать по электронной почте самую свежую информацию о событиях, происходящих в армии Казахстана и мира, новинках вооружения и военной техники и невероятных историях чести и долга военнослужащих. В рассылку входят материалы газеты «Сарбаз» и журнала «Айбын». Вы сможете в начале каждой недели одними из первых узнавать последние военные новости.
Комментарии

Новостная лента

В ВВС Казахстана прибыли модернизированные самолеты Су-25

В ВВС Казахстана прибыли модернизированные самолеты Су-25

Семь граней Великой степи

Семь граней Великой степи